Мучной рост с низкой базы. Потенциал экспорта муки из России оценивается в 3 млн т

Печать

Мучной рост с низкой базы. Потенциал экспорта муки из России оценивается в 3 млн т

В прошлом году российские производители увеличили отгрузки муки на внешние рынки в 3,5 раза в физическом выражении и в 3,9 раза в стоимостном. И это далеко не предел, считают эксперты и участники рынка. В перспективе нескольких лет вывоз данного продукта переработки пшеницы может вырасти еще более чем вдвое относительно показателя 2022-го, однако произойдет это только при условии поддержки отрасли со стороны государства.

С 1 января по 25 декабря 2022 года Россия экспортировала 881 тыс. т пшеничной и пшенично-ржаной муки, что в 3,5 раза больше аналогичного периода 2021-го, сообщает «Агроэкспорт». В деньгах объем поставок продемонстрировал рост в 3,9 раза. Начиная с апреля ежемесячные отгрузки муки стабильно превышали 60 тыс. т, а в июне перешагнули отметку в 100 тыс. т, следует из данных федерального центра. Лидерами в экспорте пшеничной и пшенично-ржаной муки в натуральном выражении являются Северная Осетия, Ставропольский край и Москва.

Вывоз российской муки действительно существенно увеличился с февраля 2022 года и с того момента находится на сверхвысоком уровне, подтверждает гендиректор аналитической компании «ПроЗерно» Владимир Петриченко. Но в предыдущие сезоны на внешние рынки отгружалось очень мало муки, поэтому и рост экспорта выглядит весьма значительным, обращает внимание он. За вторую половину 2021/22 сельхозгода экспорт этого продукта составил 489 тыс. т, а в первой половине 2022/23-го — еще 382 тыс. т продукции, информирует эксперт. Иными словами, в целом за 2022-й за рубеж было вывезено 870 тыс. т. По прогнозу компании «ПроЗерно», до конца текущего сезона объем поставок муки останется на высоком уровне и по его итогам может достигнуть 800 тыс. т. «Это будет рекорд, однако нам все еще далеко до мировых экспортеров зерна, таких как Казахстан (в прошлом году страна поставила за рубеж свыше 1,7 млн т муки) и Турция (ежегодно отгружает на внешние рынки 2-3,5 млн т)», — подчеркивает Петриченко.

Основные рынки сбыта

В последнее время наблюдается увеличение отгрузок российской муки по линии ООН, знает гендиректор компании «Сибирский хлеб» из Новосибирской области Павел Миклухин. В прошлом году они выросли более чем в три раза. «Повысился спрос на отечественную продукцию и со стороны азиатских стран», — добавляет он.

По данным «Агроэкспорта», крупнейшим покупателем российской муки в 2022-м стала Грузия. По состоянию на 25 декабря в натуральном выражении она увеличила закупки в 4,7 раза, до 202 тыс. т, и в 6 раз — в денежном. На протяжении многих лет Россия является основным поставщиком пшеницы и пшеничной муки в эту страну, однако до июля 2021 года доля муки в общих отгрузках была незначительна, говорится в сообщении центра. 

В предыдущие годы Грузия в основном покупала зерно на внешних рынках, в том числе в России, и изготавливала муку из него сама, комментирует член правления Российского союза мукомольных и крупяных предприятий (РСМКП) Аркадий Гуревич. «Однако сейчас из-за высоких мировых цен на пшеницу этой стране стало выгоднее ввозить непосредственно муку, причем именно из России, так как цена предложения у нас низкая», — поясняет эксперт. Грузия была и будет оставаться активным покупателем российской муки, уверен Владимир Петриченко. 

Кратно нарастил закупки муки из России Ирак, заняв второе место среди ее импортеров в прошлом году, информирует «Агроэкспорт». За упомянутый период физический объем экспорта на этот рынок вырос в 12 раз, до 158 тыс. т, стоимостной — в 13 раз. Если оценивать результаты поставок за первую половину сезона 2022/23, то, по данным компании «ПроЗерно», Ирак стал главным импортером российской муки. С июля по конец декабря включительно туда было отгружено более 100 тыс. т отечественной продукции. «И это удивительно, так как Ирак — вотчина Турции, которая поставляет на данный рынок львиную долю своей муки, — отмечает Петриченко. — Именно за счет экспорта в Ирак Турция является крупнейшим мировым поставщиком этой продукции».


Замыкает топ-3 Афганистан, закупивший в 2022 году 131 тыс. т российской муки — в 4,9 раза больше, чем в 2021-м, следует из данных «Агроэкспорта». По итогам первых шести месяцев текущего сельхозгода эта страна также находится на третьей позиции, дополняет эксперт компании «ПроЗерно». Хотя традиционно основным поставщиком муки на данный рынок был Казахстан. «Мы везем в Афганистан муку “через голову” этого государства, так как у нас она дешевле даже с учетом транспортировки», — разъясняет он. 

На четвертом месте в рейтинге расположилась Турция, обычно предпочитающая завозить из России пшеницу и самостоятельно ее перерабатывать. Согласно информации «Агроэкспорта», с 1 января по 25 декабря 2022 года туда отгружено 78 тыс. т муки, тогда как за весь 2021 год — менее 1 тыс. т. «Сложившуюся ситуацию можно назвать парадоксом: Россия поставляет муку в Турцию, которая является главным мировым экспортером данного продукта, — такого не было никогда, — говорит Петриченко. — Причина — экономический кризис в этой стране, который выражен в обвале лиры, проблемах с инфляцией и промышленным производством, что отражается и на мукомольной отрасли». В первой половине текущего сезона Россия отгрузила в Турцию 32 тыс. т муки, знает эксперт.

На пятой позиции в списке покупателей за 2022 год — Туркменистан, нарастивший импорт с 1 января по 25 декабря в 4,5 раза, до 43 тыс. т. Помимо этого, российская мука впервые была поставлена в Египет, Уганду, Сенегал, на Шри-Ланку. 

Причины увеличения вывоза

По мнению начальника коммерческого отдела компании «Мукомол» (Самарская область, вместе с элеваторно-мельничным комплексом «Жито» входит в ГК «СИНКО») Гаянэ Арутюнян, увеличение экспорта муки связано с таможенной пошлиной на пшеницу и с курсом доллара. «Зарубежным покупателям и прежде всего тем, кто платит в рублях, выгоднее купить уже готовый продукт, нежели сырье для его производства», — считает она. Мукомольные предприятия, входящие в «СИНКО», в совокупности произвели в 2022 году около 60 тыс. т пшеничной и ржаной муки — это на 16% больше, чем в 2021-м. «Прошлый год первый в нашей истории, когда нам удалось экспортировать муку и отруби, — довольна руководитель. — И пусть объемы пока небольшие — всего 200 т муки и 1,5 тыс. т отрубей, мы надеемся на хорошее продолжение, поскольку спрос есть и путь проложен». Мука высшего и первого сортов отправлялась в Грузию, Казахстан и Узбекистан, отруби — в Казахстан и Узбекистан, добавляет она.

Увеличение вывоза муки является следствием сокращения отгрузок за рубеж пшеницы, полагает гендиректор «Прогресс Агро» (Краснодарский край) Леонид Рагозин. «Уменьшение объемов поставок началось еще в 2021 году, когда были введены квоты и пошлины, тогда многие стали разворачивать агробизнес на переработку», — рассказывает он. Сама компания экспортировала в прошлом году 460 т продукции на Мадагаскар и 40 т — в Грузию. Также холдинг ведет переговоры по вывозу муки в страны Азии и, в частности, в Китай.


Причина роста экспорта — действующие пошлины на зерно, соглашается Аркадий Гуревич. Предыдущий рекорд по отгрузкам муки на внешние рынки был в сезоне 2010/11 — тогда Россия вывезла 500 тыс. т. «В тот год в России был очень невысокий сбор зерна, поэтому его экспорт был полностью закрыт государством, в таких условиях компании стали наращивать отгрузки муки, — вспоминает он. — В 2022 году ситуация была другая: притом что мы получили рекордный урожай, экспортные пошлины существенно сдерживают продажи пшеницы за пределы страны. Конечно, в этой ситуации ожидаемо наращивание поставок муки». 

Однако мукомолы не являются бенефициарами низких цен на зерно, акцентирует внимание эксперт. При падении стоимости пшеницы мука дешевеет еще быстрее. «Рентабельность мукомольных предприятий сейчас составляет от 1 до 3%, — утверждает Гуревич. — Именно из-за невысоких цен на муку наши экспортеры и смогли конкурировать на внешних рынках с ее крупнейшими мировыми поставщиками и существенно нарастили отгрузки». 

В России действуют пошлины не только на пшеницу, но также на лен и кукурузу, напоминает эксперт. Однако наращивать вывоз муки из других культур бесперспективно, потребность в такой продукции мизерная. Овес в качестве сырья для производства муки тоже не особо интересен переработчикам: данная агрокультура в первую очередь идет на фураж. Так, из более 4 млн т всего выращиваемого объема лишь 400 тыс. т отправляется на продовольственные цели, прежде всего для изготовления крупы и хлопьев.

Владимир Петриченко выделяет несколько причин увеличения экспорта. Первая — специальная военная операция (СВО), в результате которой произошли изменения на мировом зерновом рынке. Трансформировалась и сама перерабатывающая отрасль — не только российская, но и соседних стран, в частности Турции и Казахстана. В то же время экспортные пошлины снизили активность мировой торговли российским зерном и облегчили выход на внешние рынки для производителей готовой продукции, так как конъюнктурно отечественная мука стала более доступной для покупателей. 

Удастся ли приблизиться к лидерам?

Объемы поставок на внешние рынки главного мирового экспортера муки — Турции — составляют до 4 млн т ежегодно, знает Аркадий Гуревич. «В этой стране очень серьезное производство муки, действительно качественная продукция, которая ценится во всем мире, и ею снабжается весь Ближний Восток», — рассказывает руководитель компании «Флагман» (Краснодарский край) Сергей Зарудко. На втором месте в рейтинге крупнейших поставщиков муки — Казахстан с объемом торговли до 2-2,5 млн т/год, добавляет представитель РСМКП.

Мукомольные сорта больше не в приоритете

Ранее растениеводческий бизнес Сибири был «заточен» на производство мукомольных сортов пшеницы с целью поддержания высоких естественных кондиций в большинстве отгружаемых мукомолам партий зерна, рассказывает Павел Миклухин из «Сибирского хлеба». «Стабильные показатели качества, к которым стремятся технологи, как в мукомолье, так и в хлебопечении были нашими ориентирами в процессах возделывания пшеницы, — утверждает он. — Условия жаркого и короткого лета практически всегда способствовали выходу высоких продовольственных кондиций сибирского зерна, являвшегося естественным улучшителем мукомольных партий для территорий страны, расположенных до Урала». По словам руководителя, более половины бюджета Новосибирской области в советские, не самые легкие для зернового сектора времена пополнялось благодаря мукомольной промышленности. Аналогичная ситуация наблюдалась и в Алтайском крае, где мощности по переработке пшеницы в разы и сейчас превышают региональную потребность. «Но эту гонку местные аграрии проиграли. Как и во всем мире, теперь здесь в приоритете кормовое зерно», — отмечает Миклухин.

Приблизиться к лидерам — задача не из простых, комментирует гендиректор компании «Елань» (Оренбургская область) Алексей Орлов. «Мука имеет более короткий срок хранения, чем зерно, к тому же более требовательна к условиям как хранения, так и транспортировки, — обращает внимание он. — Данный продукт насыпью, как зерно, на суда не загрузить, нужно упаковывать в мешки или мягкие контейнеры — биг-бэги — или же осуществлять доставку муковозами». В той же Турции процесс логистики поставок больших объемов муки уже отлажен — организована фасовка, есть крупные покупатели в странах Азии и Средиземноморья.


О России этого не скажешь, продолжает руководитель. «Размолоть зерно и получить из него муку не проблема, для этого у нас есть мощности в избытке, а вот транспортировка данной продукции — процесс крайне непростой, даже внутри страны», — уверяет он. Например, для отгрузок на крупные хлебозаводы нужен муковоз, поставки в маленькие пекарни осуществляются с помощью мешков. При этом перевозку небольших объемов сложно автоматизировать, а значит, нужны грузчики, но желающих работать физически за небольшую плату очень мало.
Мукомольные мощности самой «Елани» позволяют перерабатывать порядка 15 т зерна в сутки, однако по факту предприятие работает с меньшими объемами, за год осваивает лишь около 1 тыс. т сырья, выпуская 500-600 т муки. Поставки муки предприятие осуществляет внутри своего региона на хлебозаводы и в пекарни в мешках по 10 и 25 кг, а также населению, расфасованной по 1-3 кг. «Жителей в Оренбуржье становится все меньше, так как большинство переезжают в крупные города в других областях, поэтому и потребление не растет», — поясняет Орлов. Из-за этого наращивать объемы выпуска продукции он смысла не видит, напротив, в этом году предприятие приостанавливает работу ржаной мельницы. Продавать муку на экспорт в планы компании тоже не входит, зато руководитель делает ставку на более активные отгрузки за рубеж зерна.

Миклухин уверен, что приблизиться к крупнейшим мировым экспортерам России не удастся. Для этого нужно значительно расширить список прямых покупателей данной продукции или стать одним из главных поставщиков на крупном рынке. Это трудновыполнимая задача, но все-таки реальная, считает руководитель. Возможности он видит, в частности, в удовлетворении потребности в муке бедных стран. Однако сама по себе мука — это нишевый продукт передела на рынке зерна, добавляет Миклухин. «И несмотря на то, что это основа продуктовой безопасности, в том числе и в социальной политике, увязанной с хлебом, роль мукомолов для перспектив экспорта переоценена», — полагает он.

Владимир Петриченко пока не видит серьезных оснований для того, чтобы отечественные мукомолы могли выйти на уровень крупнейших мировых поставщиков. «Конечно, 2022 год стал очень хорошим по экспорту муки, и в этом году данная тенденция продолжится, но все равно это скорее ситуативное явление, а не долгосрочный тренд, — рассуждает эксперт. — Наша продукция пользуется спросом, пока цены на нее ниже, чем в Казахстане. А это, как и сложная экономическая ситуация в Турции, явления временные. Как только ситуация войдет в привычные рамки, мы увидим снижение спроса на российскую муку, а значит, и уменьшение ее отгрузок», — прогнозирует он. 

Без помощи государства не обойтись

Для дальнейшего наращивания вывоза муки необходимы меры господдержки, обращает внимание Аркадий Гуревич. В первую очередь нужно субсидировать транспортные расходы. «Мощностей для наращивания производства у нас достаточно, но доставка продукции даже по территории России съедает все преимущества дешевого зерна», — поясняет он.

В структуре экспорта зерна и продуктов его переработки отгрузки муки составили в прошлом году порядка 7%, а до недавнего времени показатель и вовсе находился на уровне погрешности — около 0,5%, напоминает Миклухин. «Активизация поставок за рубеж — это следствие внешних факторов, которые в любой момент могут исчезнуть, — подчеркивает он. — Увеличивать централизованные перерабатывающие мощности с экспортной ориентацией — инвестиционный “путь в бездну”».

Управляющая агробизнесом ТД «Сигма» (Краснодарский край) Любовь Недилько уверена, что наращивать внешнюю торговлю мукой целесообразно, так как это более маржинальная продукция по сравнению с зерном. «Учитывая хороший потенциал отечественной мукомольной отрасли, а также высокое качество выращиваемой пшеницы в стране, Россия может увеличить поставки пшеничной муки до 2-3 млн т в год, — полагает она. — Однако для этого необходимо разработать и реализовать программу с участием государственных федеральных и региональных органов власти, так как бизнесу нужно оказать содействие в решении столь масштабной задачи». 

ТД «Сигма» ежегодно отгружает на внешние рынки более 75 тыс. т продукции, которая отправляется в страны Европы, Азии и Латинской Америки. В структуре предприятий холдинга работает мельничный комплекс, но муку компания пока не вывозит, хотя и планирует начать экспорт уже в этом году, сейчас торговый дом прорабатывает поставки в Таджикистан. Производственные мощности «Сигмы» позволяют выпускать порядка 2 тыс. т муки в месяц, и в 2023 году они должны быть загружены на 100%, делится планами Недилько.

Рынок муки — прежде всего в странах СНГ и Среднего Востока — занят турецкой, казахстанской и узбекской продукцией, она хорошего качества и по интересной цене, поэтому конкурировать с ней трудно, рассуждает Гаянэ Арутюнян. «С другой стороны, наше государство может создать отечественным мукомолам определенные преференции для экспорта, например в виде специальных тарифов на перевозку, или договоренностей по льготному транзиту, или субсидирования, — предлагает она. — Но ничего этого пока нет, и вероятность, что в ближайшее время что-то изменится, низкая». Пока же высокая таможенная пошлина на зерно является, с одной стороны, ограничивающим, но, с другой, стимулирующим фактором, поскольку в поисках возможностей сохранить маржинальность бизнеса производители работают активнее, и кое-что сделать им, конечно же, удается, добавляет руководитель.

Однако и в руках самих предприятий есть инструменты, которые необходимо использовать для прорыва на новые рынки, акцентирует внимание Арутюнян. Например, для повышения конкурентоспособности нужно снижать себестоимость производства пшеницы, применяя современные агротехнологии, эффективные СЗР, удобрения и, таким образом, наращивая урожайность. «Все это справедливо и в отношении мукомольной отрасли — здесь тоже нет пределов совершенствованию», — уверена она.

Потенциал и мировой спрос

Россия может вывозить много муки: для ее производства в стране достаточно мощностей, чтобы удовлетворить любой спрос на мировом рынке, говорит Владимир Петриченко. «Однако стоит понимать, что объемы ее глобальной торговли весьма скромные и составляют лишь 16-18 млн т в год, а пшеницы только Россия поставляет на экспорт порядка 45 млн т ежегодно, — отмечает эксперт. — Таким образом, говорить о том, что увеличение производства муки может как-то снизить переходящие остатки зерна, не стоит». 

Отечественные мукомольные мощности, причем только индустриальных предприятий, могут перерабатывать примерно 26 млн т зерна в год, подтверждает Аркадий Гуревич. «С учетом того, что из тонны зерна получается порядка 750 кг муки, в стране ее может производиться около 20 млн т, — подсчитывает он. — При этом есть еще мини-мельницы, однако на них, как правило, происходит неэффективное расходование сырья, а выход муки низкий, задействовать такие мощности для производства муки на экспорт нецелесообразно».

Вывозить зерно легче

Мука очень боится сырости, этот факт нужно учитывать при ее транспортировке. При повышенной влажности она слеживается, к тому же в ней могут завестись насекомые, рассказывает Алексей Орлов из «Елани». Если зерно можно обработать от вредителей различными препаратами, то с мукой такую процедуру проделать очень сложно из-за отсутствия в ней пористости, разъясняет он. Кроме того, зерно можно промораживать и в таком состоянии хранить после сбора урожая до начала следующего сезона, и тогда даже без обработок никакие насекомые в нем не заведутся. «Каждое зернышко — это уникальный амбар, построенный природой, мука же — это амбар с разрушенной крышей, в котором под воздействием влаги и воздуха заводятся не только насекомые, но и микроорганизмы, вызывающие плесень, — знает руководитель. — Для того чтобы мука хранилась достаточно долго, необходимо создавать идеальные условия: вакуумную упаковку, оптимальный режим температуры и влажности». Именно поэтому большинство стран в мире предпочитают торговать именно зерном, а не мукой.

Зерно вывозить проще, подтверждает Владимир Петриченко из компании «ПроЗерно». А вот что выгоднее производить и экспортировать: зерно или муку — однозначно сказать трудно. «Поставками зерна и муки занимаются разные компании — нет таких трейдеров, которые бы вывозили и зерно, и муку, поэтому и сравнить, что приносит большую прибыль, — невозможно», — считает он.

По информации Росстата, ежегодное производство муки в России оценивается в 9 млн т в год, сообщает эксперт. Потребление ее индустриальным сектором и населением, исходя из данных статведомства, составляет 15 млн т: 13,5 млн т пшеничной и около 1,5 млн т ржаной. При этом мука в страну не импортируется, подчеркивает он. Из этого можно сделать вывод, что оценка Росстата по производству занижена. Но не стоит исключать вариант, что при подсчете объемов выпуска учитываются показатели только индустриальных мукомольных предприятий, а при подсчете потребления также включается мука, которая вырабатывается небольшими мельницами. 

Общая мощность размола заводов, входящих в структуру «СИНКО», — 500-550 т пшеницы и 50 т ржи в сутки. «Таким образом, производственный потенциал у нас довольно высокий, хотя перерабатываем и продаем мы гораздо меньше, — признается Гаянэ Арутюнян. — Причины тому внешние и внутренние». С одной стороны, имеет место интенсивная конкуренция и, как устойчивый тренд, постепенное снижение потребления изделий из муки. С другой же, на объемах реализации сказалась многомесячная приостановка мукомольного цеха на комплексе «Жито» в связи с его модернизацией в 2021 году и, как следствие, необходимость восстановления каналов сбыта. «Рассчитываем через некоторое время увеличить продажи», — делится руководитель.


Главным сдерживающим заключение контрактов и отгрузки муки фактором является логистика, говорит Арутюнян. В частности, существует проблема с вагонами — РЖД поставляет их крайне нерегулярно, с задержками и без гарантий. С автомобильной доставкой тоже непросто, машин не хватает, сетует она. «Объемы экспорта муки из нашего региона, весьма удаленного от целевых покупателей, сильно зависят от стоимости доставки, — обращает внимание топ-менеджер. — Из-за этого, несмотря на наши усилия, не удается держать цены на самом низком уровне: покупатели муки из стран Закавказья и Среднего Востока зачастую находят более выгодные для себя варианты на юге России». И все же компания продолжает искать новые внешние рынки сбыта для своей продукции.

Главные покупатели муки — бедные страны или же государства с зависимой экономикой, акцентирует внимание Владимир Петриченко. Соответственно, можно найти емкий рынок сбыта, но платежеспособность его будет скользкой, поясняет он. Да и в целом продажи муки нельзя назвать легким бизнесом — он очень тяжелый. 

Более целесообразно развивать свои каналы продаж продовольственного зерна, уверен Павел Миклухин. «Поставляя в чистом виде муку, мы лишаем зарубежных партнеров добавочной стоимости, получаемой на местах от процессов передела зерна, тем самым ставим под вопрос стабильность такого сотрудничества, — рассуждает он. — Традиционные рынки сбыта турецкой, пакистанской и египетской муки будут нам рады, если сделать ставку на местных предпринимателей в целевых точках потребления и вложиться в сервис: сеть лояльных мельниц в Африке и на Ближнем Востоке под условным брендом “Наше из Раши” решит задачу борьбы с голодом, создаст добавленную стоимость у эмиссаров НЭП для формирования внутренней политики и бюджета спасения принимающей стороны и в то же время будет способствовать развитию российского растениеводства». Конечно, на рынках упомянутых регионов уже присутствуют поставщики муки из других стран, но есть способы добиться от доминирующей пока стороны уступок, интересующих не только торговлю, но и отечественных производителей, уверен руководитель.

Дальнейшие перспективы

По оценке «Агроэкспорта», в качестве ключевых направлений расширения сбыта российской пшеничной муки следует рассматривать страны ближнего зарубежья, где наблюдается устойчивый спрос на российскую продукцию, и Китай (в 2022 году КНР заняла шестое место в рейтинге покупателей). Перспективными также выглядят рынки крупнейших импортеров муки — Афганистана и Ирака, а также других стран Азии (Гонконг, Таиланд, Малайзия), Персидского залива (ОАЭ), Африки (Сомали, Ангола, Бенин, Гана, Джибути).

Некоторые российские производители муки, видя экспортные перспективы, все же строят планы по наращиванию объемов. Так, «Прогресс Агро» планирует расширение мощностей мукомольного комплекса. В компании разработан проект, рассчитанный на переработку 300 т зерна в сутки, запуск первой очереди запланирован на конец этого года, рассказывал ранее Рагозин. Реализовывать эту муку планируется за рубеж. Так, уже в 2023-м предприятие рассчитывает экспортировать 5 тыс. т, а через два года хочет нарастить вывоз до 30 тыс. т — в Китай, Юго-Восточную Азию, Африку, на Ближний Восток. 

Пока ситуация с транзитными коридорами не стабилизируется, степень риска при экспорте высока, комментирует Миклухин. «Сейчас видны попытки Турции взять под контроль потоки зерна Азово-Черноморского бассейна и перенаправить на свои перерабатывающие мощности для транзита, но уже в муке, — отмечает он. — Аналогичный вариант пытается провернуть и наш ближайший сосед Казахстан, и, хотя покупатели есть, коридоры, способные гарантировать стабильные условия логистики, отсутствуют».

По оценке топ-менеджера, только алтайские и уральские мукомольные мощности способны закрыть любой рост экспортных объемов муки. «Они традиционно недозагружены, однако начиная с весны теоретические возможности увеличения переработки на имеющихся производствах составляют дополнительно 50-60% к уже выпускаемым в регионах объемам», — полагает он. 

Аркадий Гуревич оценивает потенциал России по отгрузкам муки на внешние рынки в 2-2,5 млн т дополнительно к тому объему, который был вывезен в прошлом году. «Но выйти на хотя бы близкие к этим цифрам показатели отечественным мукомолам без серьезной господдержки невозможно, — настаивает он. — Территория нашей страны огромная, и расходы на перевозку муки очень большие: для активизации экспорта нужно на государственном уровне утверждать льготные тарифы на перевозку муки до портов, а также решить вопросы с Казахстаном по транзиту муки в Среднюю Азию и Афганистан (сейчас возить муку таким путем очень дорого)».

При этом конкуренция на мировом рынке муки будет расти, предупреждает эксперт. Например, раньше Россия поставляла муку в основном в Среднюю Азию, в частности в Узбекистан. Сейчас в этом государстве построены свои мельницы, где в муку перерабатывается российское и казахское зерно не только для реализации внутри страны, но и для отгрузок в Афганистан.

Качество муки, производимой на отечественных индустриальных мельницах, очень высокое, утверждает Гуревич. «Оно вполне позволит нам конкурировать на международных рынках с любыми поставщиками», — оптимистичен он. Однако, если же большой поддержки от государства сектор не получит, российские мукомолы, вероятно, смогут отправлять за рубеж порядка 1 млн т муки в год.


Источник: agroinvestor.ru

Печать
52
06.03.2023
Напишите комментарий
Внимание! Чтобы принять участие в обсуждении требуется авторизоваться

Новости зернового

Все Новости зернового рынка

Статьи партнеров

Статьи о зерне

Когда дело доходит до здоровья урожая, перед посадкой приходится выполнять большую работу. Здесь мы выделим некоторые из основных решений, которые необходимо принять до того, как...

11.03.2024 106

Во время сбора урожая вопрос о порядке сбора урожая не всегда может быть однозначным. Хотя погода, оборудование и другие факторы всегда играют свою роль, здоровье растений являет...

11.03.2024 115

По мере созревания пшеницы, ячменя и других мелких злаков и приближения к сбору урожая всегда есть надежда, что они останутся чистыми и блестящими до завершения их доставки на эл...

31.07.2023 415

Технология ультрафиолетового (УФ) облучения BioLumic вскоре предоставит фермерам новую категорию обработки семян для производства семян кукурузы и сои. Как это работает Те...

31.07.2023 369

Вода чрезвычайно важна для производства сельскохозяйственных культур. Когда количество воды для растения становится ограниченным, важно понимать, как растения используют воду. Мы...

04.07.2023 382

Майк Моррис и Вики Линн, специалисты по энергетике NCAT (1 дюйм = 2,54 см ) В этой публикации описывается, как определить чистую норму расхода воды для любой ороситель...

04.07.2023 364

John Deere, скорее всего, станет первой компанией, которая сможет предложить дозированное внесение удобрений с прямым внесением на семена – прорыв в области точного земледелия во...

28.03.2023 340

Канадский стартап Ground Truth Ag хочет перенести лабораторию в поле, разработав систему анализа зерна лабораторного качества, которую фермеры могут подключать непосредственно к ...

28.03.2023 425

Будь то пропан или природный газ, расходы на топливо могут быть чрезвычайно обременительными для фермеров и обработчиков зерна. Для компании Dry Max Solutions радиоволны пре...

28.03.2023 416